Новороссийск Вторник, 06 декабря
Общество, 24.09.2022 15:05

Новороссиец откровенно рассказал о своём отношении к частичной мобилизации

«Блокнот» продолжает говорить о людях, которых коснулась частичная мобилизация в нашем городе. Продолжает говорить о разных судьбах и разном отношении к этому процессу, в том числе и о СВО.

Напомним, что частичная мобилизация началась 21 сентября. В прошлый раз сотрудник «Блокнота» рассказывал о двух друзьях-контрактниках, для которых, отправиться в зону боевых действий – это, прежде всего, воинский долг и его просто нужно выполнить. Но, как уже писалось выше, мы говорим о «разных судьбах», а значит есть и другое отношение и другой подход к частичной мобилизации.

Этому мужчине 32 года, он выходил из двери военного комиссариата один. Увидеть, обычно можно целые семьи или компании по улице Энгельса, которые провожают солдата, фотографируясь с ним, приободряя его родителей или супругу. Или просто мужчину и женщину, которые оживлённо разглядывают необходимые документы, что-то друг другу тихонько наговаривая. Ну, в крайнем случае, двух мужчин – один из которых, готовится к отправке, а другой его подбадривает. Но тут другой случай.

Называть его настоящего имени я не стану. Пусть, условно, его зовут Юра. В своих руках он держит паспорт гражданина РФ и пустой бланк медицинского обследования. Позже выяснится, что этот бланк нужен будет для переосвидетельствования.
Мужчина охотно согласился поговорить о себе. Юре не приходила повестка. Ему не приходилось принимать участие в военных действиях. Он даже срочную службу не служил. Тем не менее он пришёл сам. Однако, пока что он никуда не едет и вот почему.

- Я не служил «срочку» потому что у меня были плохие показания. Я здесь не первый раз. В первый раз мне просто отказали, как раз по здоровью. Я потом пошёл в другой комиссариат и мне там сказали, что я видимо, не так сформулировал своё желание, когда обращался с просьбой взять на контракт. Мне посоветовали так: «Скажи на переосвидетельствование я. Не согласен с диагнозом. Хочу служить». Так и сделал. Вот теперь буду проходить врачей и в отправку.

Много людей, действительно идут сами, как добровольцы или на контракт, а кто-то мечтает о том, чтобы повестка никогда не приходила по месту жительства, а кто-то в принципе улетел из страны. Вдруг, стало интересно, какая у Юры мотивация. Ответ оказался не тем, каким я его ожидал.

- Я считаю, что через какое-то время объявят полную мобилизацию. Мне так кажется. И что тогда? Тогда я буду делать всё то же самое, что и те, кто пришёл заранее, но только бесплатно. Я не вижу в этом смысла. Но. Я верю в то, что говорят официально. И хоть, я считаю, что на фронте, как и в стране всё идёт «криво-косо» я всё равно за Родину. Воспитали так. А просто деньги – погибельная мотивация.

Тем не менее деньги для Юры, всё равно имеют практически первостепенную роль. Он отец троих детей, есть жена. Работает, как и немало людей в нашей стране, на нескольких работах. По вечерам таксует. Он говорит:

- Ну, дыра у нас. Большая дыра в стране. Денег нет. Если ты закончил максимум, что-то среднее, то честным трудом нельзя заработать на жизнь. Такие люди не живут, а постоянно работают – существуют. Я не могу проводить с детьми время, я работаю. Если бы жена ещё не работала бы, так вообще худо было бы. Ещё раз говорю – я не живу, и работяги по всей стране – тоже. Там (указывает в сторону здания откуда только вышел) нет толкучки, но есть люди и их не мало. Всё спокойно и без криков происходит, никто не впадает в истерику, потому что пришли уставшие мужики. Тупо, замученные жизнью, которым уже всё равно куда и зачем их отправят.

Страшно ли Юре? Как и любому человеку, даже добровольцу – да.

- Да, конечно. Но боятся до истерики – нет. Ну, сами подумайте. Люди нужны, чтобы обслуживать. Обслуживать тех, кто атакует, кто стреляет, кто воин. А какой из меня воин? Мне нишу найдут я думаю. Я думаю, что на одного солдата приходится 10 человек. Один стирает, другой патроны подаёт, третий ему мост ставит, а четвёртый роет.

Окоп это или могила, Юрий не уточнил, но ухмыльнулся. Потом он продолжил:

- Ну, сколько там за смерть дают? Вроде 12 миллионов? Я размышлял над этим. У меня есть долги. Они большие – 2 миллионов...Я пытался открыть бизнес. Не повезло...Мне нужны годы, чтобы их закрыть. А чтобы скопить 12 миллионов? Так что вот.

Он улыбается. Странно улыбается, намекая на то, что его смерть решит все проблемы его семьи.

- «Моя» не знает, кстати. Первый раз сказал ей, когда отказали. Она обрадовалась, сказала: «И правильно». А сейчас...Не надо ей знать. Потом узнает. К тому же, вряд ли, я там буду на передовой. Ну, побегаю на подготовке – не привыкать и всё. А потом работать отправят. Нормально всё будет.

Глеб Курылев


Новости на Блoкнoт-Новороссийск
1
1
l2