Новороссийск Суббота, 06 марта
Общество, 15.01.2021 19:02

«Куда делся наш инсулин?» - диабетикам Новороссийска живётся несладко

Льготные лекарства. О том, как сложно их порой получить, знают не понаслышке те, в чьих семьях живут неизлечимо больные.

В редакцию «Блокнот» обратилась жительница Новороссийска Виктория Симонова, дочь которой с 9 лет болеет сахарным диабетом 1 типа. В 2019 девушка стала совершеннолетней, и, соответственно, была переведена из педиатрического отделения в терапевтическое в декабре того же года. Несколько месяцев ни Виктория, ни её дочь Ангелина не замечали ничего подозрительного. А затем, в марте 2020 года, была объявлена пандемия коронавируса.

Ангелина как «хроник» сразу же стала соблюдать режим самоизоляции. Ей даже пришлось взять академический отпуск в колледже, чтобы не подхватить «ковид». В поликлинику №7 посёлка Верхнебаканский, за которой закреплена девушка, за рецептами на льготные препараты и медицинские изделия (одноразовые иглы для инъекций и тест-полоски для глюкометра) стала ходить Виктория. Тогда она и заметила, что в медкарте Ангелины написано, что девушка болеет диабетом 2 типа, а не первого.

Такая подмена диагноза ведёт к снижению количества отпускаемого инсулина. А нехватка препарата может вызвать кому, серьёзнейшие осложнения и последующую смерть.

Разумеется, недостающие препараты закупались за свой счёт. Но куда делись льготные лекарства, ежегодно выделяемые хроникам за счёт средств регионального и федерального бюджетов?

Я неоднократно указывала терапевту Волосеко И.А. на то, что диагноз в карте указан неверно, на что мне говорили, что в компьютере в программе не проходит рецепт, если писать «сахарный диабет 1 типа». Задаюсь вопросом, почему? Что, если из-за подмены диагноза в Минздрав подавались неверные сведения о необходимом количестве препаратов и медицинских изделий, и их просто не закупили по льготам?! - пишет Виктория в жалобах в Минздрав Краснодарского края и Росздравнадзор, а также рассказывает «Блокноту».

Далее, в протоколах врачебной комиссии иногда указано, что моя дочь – инвалид 4 группы (такой вообще не существует), иногда – что она вообще не инвалид. И эти протоколы подписывают три врача: один из них – главврач, председатель врачебной комиссии Скакун А.И. или его зам Сергеев С.А. и ещё двое врачей. Возникает вопрос о компетентности занимаемой ими должности, - закипает Виктория.

Да и сама организация выдачи рецептов тоже подвергается серьёзным сомнениям. Осенью 2020 года в поликлинике №7 открыли кабинет для приёма больных с подозрением на Covid. И находится он, по словам Виктории, в 4-5 метрах от регистратуры, через которую проходят все, кому нужен рецепт на льготные лекарства. А все, кому он нужен, страдают от серьёзных хронических заболеваний. И подвергать их такому риску, по мнению Виктории, - преступление.

Ангелине повезло больше: за неё рецепты может взять мама. Но всё равно нет никаких гарантий, что Виктория сама не подцепит ОРВИ или Covid, ожидая своей очереди. Несмотря на то, что Минздрав РФ в марте 2020 года издал Приказ № 198Н, в соответствии с которым в условиях пандемии рецепты должны выписываться дистанционно, а порой и с доставкой на дом, в поликлинике №7 положения Приказа, что крайне возмущает Викторию, не исполняют.

Но даже когда рецепт получен, в аптеке не всегда удаётся «выбить» прописанные лекарства. Фармацевты по нескольку раз просят переписать рецепт и указать правильно льготу, по которой будут выдаваться препараты. Как объясняет Виктория, с первого раза врачам это часто не удаётся сделать.

Женщина пыталась беседовать с главврачом поликлиники, но тот, как пишет Виктория в своих жалобах, ссылается на Приказ Минздрава России №582, в соответствии с которым взрослым больным с инсулинозависимым сахарным диабетом положено 730 тест-полосок в год (2 в сутки при необходимости измерять уровень сахара минимум 4 раза в день) и 110 инъекционных игл к шприц-ручкам в год (1 штука на 3 для с учётом того, что они одноразовые, а диабетикам нужно минимум 3 инъекции в сутки).

- Я не понимаю, как определялись эти нормативы. Но даже они не соблюдены. Согласно выписке из аптеки №56, в которой мы получаем препараты, в 2020 году мы получили 450 тест-полосок. Мы недополучили 15,5 шприц-ручек инсулина «НовоРапид», 4,4 шприц-ручки инсулина «Туджео», 1010 тест-полосок, 900 игл для инсулиновых инжекторов. Куда делись наши препараты?! – адресует Виктория вопрос Министерству здравоохранения.

«Блокнот» же задал его начальнику отдела координации местной помощи в Новороссийске Надежде Лепилкиной. После уточнения у главврача поликлиники №7 подробностей ситуации, Надежда Вениаминовна объяснила, что, во-первых, Ангелина является совершеннолетним дееспособным человеком, и никто не имеет права знакомиться с содержимым её медицинской карты, даже при наличии доверенности (которая у Виктории есть). Во-вторых, до того, как рецепты на препараты вместо Ангелины стала получать Виктория, никаких конфликтных ситуаций не возникало. В-третьих, дозировку лекарств определяет не участковый, а эндокринолог, который в поликлинике есть, о диагнозе Ангелины осведомлён, и назначает лекарства согласно диагнозу «сахарный диабет 1 типа» вопреки указанному в медкарте «сахарному диабету 2 типа».

- Поликлиника в посёлке Верхнебаканском небольшая, врачи знают каждого пациента, и каждому идут навстречу. Я только что беседовала с главврачом, он сообщил, что девочку и на КТ отправляют, и на все процедуры, - пояснила Надежда Лепилкина.

Но согласится ли с такими пояснениями отчаявшаяся мама, которая всеми силами пытается привлечь внимание ответственных органов к проблеме – большой вопрос.


На настоящий момент, как мы уже писали выше, Виктория направила жалобы в Минздрав Краснодарского края и Росздравнадзор, а также в полицию. Следующая инстанция, в которую женщина будет обращаться с жалобой на подмену диагноза, - прокуратура.

Анастасия Стрельцова


Новости на Блoкнoт-Новороссийск
5
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое