Новороссийск Пятница, 12 августа
Общество, 24.06.2022 15:33

После публикаций «Блокнота» расследование о смерти 2-месячной малышки из Новороссийска сдвинулось

Инга Климова, потерявшая двухмесячную дочь, убеждена: врачи должны понести ответственность за халатность, приведшую к смерти ребёнка. Для того, чтобы добиться справедливости, женщине приходится бороться со следственными органами и за получение информации, и за то, чтобы расследование продолжалось.

«Блокнот» писал, что в марте жизнь Инги Климовой разделилась на «до» и «после». В одну из ночей дочь Инги, Ева, начала задыхаться. Родители сразу же вызвали скорую. Ребёнка сначала повезли в горбольницу №1, затем – в детскую больницу в Мысхако. Там Инга бегала от одного медика к другому, умоляя что-нибудь сделать, но в 10 утра ей сообщили, что ребёнка больше нет.

16 марта по заявлению Инги в следственный комитет было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». И на три месяца дело словно застыло.

Инга не получала никакой информации о том, какие мероприятия были проведены следователями. Ей пришлось самостоятельно обращаться в Фонд медицинского страхования с требованием провести проверку действий медиков, к которым попала Ева в ту роковую ночь. Она сама «выбивала» проведение судебно-медицинской экспертизы, а затем настаивала на проведении повторной, поскольку результаты первой указывали, по её мнению, на формальный подход экспертов к делу.

От следователей же, по словам жительницы Новороссийска, инициативы не исходит. Поэтому женщина вынуждена обращаться в СМИ для всестороннего освещения ситуации.

8 июня «Блокнот» опубликовал материал «Дело о смерти двухмесячной малышки из Новороссийска заминают, уверены её родители». В ходе подготовки материала Инга сообщила корреспонденту, что, по её информации, следователи должны были направить материалы дела в бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ) Ростовской области. Однако, были ли направлены материалы, дошли ли они – следователь Инге не сообщил даже после публикации материала.

Неделю спустя «Блокнот» самостоятельно направил запрос информации в БСМЭ. Совпадение или нет, но только в этот же день, 15 июня, туда же поступило постановление о назначении комиссионной судебно-медицинской экспертизы по уголовному делу. Об этом «Блокноту» сообщил в официальном письме начальник БСМЭ Дмитрий Шатов. Также в письме указано, что объекты и материалы дела переданы в отдел сложных экспертиз бюро. В данном деле материалами являются медицинские документы и материалы уголовного дела, так как похороны уже прошли, пусть и на 40-й день после смерти.

- В настоящее время проводится полное исследование представленных эксперту объектов и материалов дела, а также будет подготовлено и направлено ходатайство об устранении всех обстоятельств, препятствующих проведению указанной экспертизы, - сообщает Дмитрий Викторович.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что кто-то действительно вставляет палки в колёса следствию, раз начальнику бюро судебно-медицинской экспертизы требуется подавать ходатайство о том, чтобы никто не мешал ему проводить экспертизу.

- После удовлетворения ходатайства производство экспертизы будет возобновлено, срок проведения данной экспертизы составит не менее 3 месяцев, - резюмирует Дмитрий Шатов.


Иными словами, экспертиза проводилась. Однако, либо не все документы были преданы, либо были ещё какие-либо обстоятельства, не позволяющие продолжать экспертизу.

Инга надеется, что хотя бы сейчас дело получит дальнейший ход, и виновные в смерти её дочери (если их вина будет доказана), понесут заслуженное наказание по всей строгости закона.

Анастасия Мухтарова


Новости на Блoкнoт-Новороссийск
2
0
l2