Новороссийск Вторник, 16 августа
Общество, 01.08.2022 20:53

Адвокаты «разводят» на деньги новороссийцев, пострадавших от застройщиков

Каждый человек может оказаться в сложной ситуации, когда выходов остаётся немного – либо полиция, либо суд. Но что остаётся делать, когда ни та, ни другая, ни даже третья, четвёртая, пятая инстанции не помогают?

Неоднократно «Блокнот» писал о новороссийцах, ставших жертвами компании «Армстрой», возглавляемой Арменом Асатряном. Десятки горожан, скопивших достаточно денег для строительства частного дома, лишились своих накоплений, зато обрели болезни, развивающиеся и прогрессирующие на нервной почве. В картотеках районных судов Новороссийска – десятки гражданских дел о взыскании неосновательного обогащения. Все они возбуждены по искам людей, которые хотели собственный дом, а получили в лучшем случае текущие крыши и пустые дверные проёмы. В худшем – просто фундамент и часть стен.

В сумме исковые требования переваливают за десятки миллионов рублей. Но вопрос не только в деньгах, но ещё и в том, что люди потеряли мечту. Они вынуждены жить на съёмном жилье или в ужасных условиях, зная о том, что отдали свои деньги мошеннику. Конечно, это слово серьёзное, и должно подтверждаться обвинительным приговором суда. Но для новороссийцев, потерявших миллионы, такое разграничение в терминологии – условности.

Есть и ещё одно «но»: в отношении Армена Асатряна никак не заводят уголовное дело. Одна из его «жертв» Ирина Данилова рассказала корреспонденту «Блокнота», что в возбуждении уголовного дела по ст. 159 УК РФ было отказано «ввиду отсутствия состава преступления». Поэтому надежду добиться чего-либо от полиции самостоятельно отметаем, приходится обращаться к адвокатам.




Интересы Ирины Даниловой по иску к ООО «Армстрой» в Октябрьском районном суде Новороссийска представлял довольно известный в городе адвокат Святослав Перехрест. Однако сказать, что Ирина Витальевна разочарована работой адвоката, - не сказать ничего.

- Изначально мы заключили договор на оказание услуг стоимостью 30 000 рублей. Для меня как для пенсионерки это серьёзные расходы. Но я на них пошла, поскольку дом, строительство которого я оплатила, «Армстроем» и, следовательно, Асатряном, достроен не был. Уже сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что дело было заведомо выигрышное, и даже на этом этапе адвокат чуть «накинул» стоимость своих услуг. Но для меня главное – результат. Поэтому я оплатила Святославу Юрьевичу работы, - рассказывает Ирина Витальевна.



– Что меня удивило сразу, так это то, что он настоятельно «рекомендовал» мне не ходить на судебные заседания. Говорил, что я испорчу ему всю линию защиты и требовал не вникать в его действия. На предварительное собеседование я, поддавшись его уговорам, не пошла. Потом, перед судебным заседанием, он внезапно сказал, что нужно заново подавать исковое требование – понижать сумму иска по причине того, что сумма экспертизы якобы завышена, и лучше ее понизить, а затраты компенсировать дополнительными договорами за работы, сделанные до экспертизы. Поэтому нужно заключать дополнительный договор на оказание юридических услуг. Его он оценил в 80 000 рублей. Я оплатила и эту сумму, но на душе было неспокойно, поэтому на судебное заседание я решила идти. Всё-таки речь о моём доме! Увидев меня в суде, он всполошился весь, снова начал настойчиво советовать, чтобы в судебном процессе я помалкивала, иначе он не гарантирует победы. Но я бы и не успела ничего сказать: заседание прошло очень быстро, при этом сам Перехрест не сказал ни слова. И в итоге иск удовлетворили лишь частично. Я, как уже сказала, достраивала дом своими силами. Недополученные по решению суда средства возмещения составили сумму более 500 тысяч рублей! Нанесённые мне убытки по этому иску составили 966 184 рубля. Ещё в 300 000 рублей мы оценили нанесённый мне моральный вред. Также мы просили взыскать с «Армстрой» 50% от взысканной суммы штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, а также понесённые по делу судебные издержки. Но, как мне кажется, из-за пассивной работы адвоката, и из-за того, что он не дал мне ничего сказать, моральный вред оценили лишь в 20 000 рублей, а штраф насчитали не 413 тысяч рублей, а всего 150 000 рублей, то есть не 50%, как мы просили в соответствии с законом, а 12%.


Выводы первой экспертизы


Выводы второй экспертизы