Новороссийск Среда, 17 июля
Общество, 30.06.2024 20:30

Удлинял конечности и оперировал без скальпеля: гений лечит детей в Новороссийске

Он не собирался ни становиться врачом, ни жить в Новороссийске, но судьба - сильная штука. У нее на Рубена Григорьевича Минасяна были свои планы - сотни спасенных жизней и счастливый профессионал своего дела. Сегодня он принимает мальчишек и девчонок в травмпункте, а уже выросшие дети, которых этот доктор «собрал по частям», узнают его в любой точке планеты и не устают благодарить. О травмах и не только Рубен Минасян рассказал редакции «Блокнота».


- Докторами обычно становятся в тех семьях, где уже кто-то работает врачом. У Вас так же сложилось?

- Я вообще рос в интеллигентной и достаточно обеспеченной семье. Из Армении мы переехали в Краснодар - так получилось. Врачи в семье были - у меня мама была талантливейшим педиатром, папин родственник Вагинак Егорович Вартанян был заведующим кафедрой травматологии и ортопедии в Кубанском медицинском институте. А папа был строителем. И именно он был категорически против того, чтобы я или брат становились докторами. Он всегда приводил в пример маму: нагрузки высокие, дома бывает редко, а зарплата небольшая. Для мужчины, как он считал, это неправильно. Мужчина должен обеспечивать семью, а потому он настаивал, чтобы мы стали строителями. Брат стал, а вот я - нет. Но я и врачом сначала не собирался становиться, я хотел быть биологом. Меня страшно интересовала биология, я посещал всевозможные дополнительные занятия. Переломным моментом стало одно событие: Кристиан Барнад в ЮАР провел первую в мире операцию по пересадке сердца. Меня настолько вдохновило это событие, что я твердо решил: хочу быть врачом. Причем, пересаживать органы.



- Но стали травматологом. Как пришли именно к этому профилю?

- Прежде чем вообще пойти в медицину, нужно было отцу доказать, что быть доктором – это неплохо. Тут помог дядя Вагинак. Именно он уговорил моего папу дать добро на моё обучение медицине. Я обучался травматологии, мне очень нравилось. Хотел пойти и дальше в аспирантуру на кафедру травматологии. Но, отец настоял на том, чтобы я, как положено, отправился в Центральную Россию по распределению. И попал я в Брянск, в областной больнице №1 было детское отделение травматологии. Места взрослого травматолога не было в интернатуре. На это я не рассчитывал, но все же решил не возвращаться в Краснодар, а начать учиться работе с детьми. За месяц-два до окончания интернатуры (я должен был поехать в город Клинцы работать) освободилось место ординатора в детской травматологии. И, волею судеб, именно я им стал. Мне нравилось в Брянске. Я с теплом вспоминаю это время. Там работали не просто профессионалы, это были отличные мужики, которые многому научили не только по медицине, но и по жизни.




конец 70-х, г.Брянск. Коллективы детских отделений хирургии и травматологии. Рубен Минасян - первый справа

- Как в Новороссийске оказались?

- У папы возникли проблемы со здоровьем, нужно было, чтобы я перебрался куда-то поближе. В Краснодаре тогда было место в поликлинике, но тогда я об этом и слышать не хотел! Меня интересовал только стационар. И такие места были: в Сочи и Новороссийске. Я, конечно же, выбрал Сочи, но отец повлиял на мое мнение. Город Сочи по расстоянию от Краснодара не многим был «лучше» Брянска, Новороссийск все-таки поближе. Так и оказался я в горбольнице города-героя. Заведующим детской травматологией на тот момент был Виктор Яковлевич Кузьмин, который очень тепло меня встретил. Через 2 года он стал заведовать взрослым отделением, а меня оставили в детском на должности и.о. с испытательным сроком на полгода. К тому времени освободилось место и в Краснодаре, но я подумал, что нужно «набить» руку здесь, а уже после ехать в Краснодар. Да и не думал я, что 29-летнего врача со второй категорией оставят заведовать отделением. Но спустя полгода меня оставили. И в больнице Новороссийска я проработал свыше 30 лет. 



2006 год. Детской травматологии г. Новороссийска 30 лет

Это было золотое время. Коек сначала было 40, потом удалось «расшириться до 50. Мы обслуживали, помимо Новороссийска, Темрюк, Анапу, Архипо-Осиповку, Геленджик, Абинск. И нейротравматологией приходилось заниматься, трепанации я проводил, и спинно-мозговыми грыжами. Удалось съездить в Курган к доктору Елизарову, после чего я первым начал удлинять конечности. Не раз проводил операции без разрезов - соединял травмированные места не повреждая тканей. Это занимало много времени, зато рубцов на теле не оставалось. Работа для меня была всем, я жил в больнице.



- Наверняка всех своих пациентов вы не вспомните, но наверняка есть «любимчики».

- Есть такие. Фамилий, естественно, я называть не буду. Как-то привезли девочку после ДТП. Она была безнадежна, пытаться вмешиваться - значит, усугубить последние страдания. Коллеги это подтвердили. Тем не менее, поддавшись на уговоры отца, я взялся за работу. Сегодня эта девочка - уже взрослая, родила недавно ребенка, продолжаем общаться семьями. Подобных случаев много. Когда с супругой за границей отдыхали - даже там подходили люди, говорили, что я их лечил, благодарили. Особенность детского травматолога в том, что ты лечишь не только ребенка, но и его родителей (смеется).



- Но ведь быть заведующим - значит, отвечать еще и за коллектив, и за обстановку в отделении. Как с этим складывалось до тех пор, пока отделение в больнице существовало?

- Мне везло всегда. Вокруг меня собирались достойные люди. Или я их так подбирал - не знаю, но всегда было комфортно. Не стану скрывать, родители многих из вылеченных мною детей были людьми обеспеченными и в качестве благодарности они что-то приобретали для отделения. У нас у первых появился компьютер в 90-е годы, всегда была чистая, хорошая мебель, ухоженные палаты и санузлы. Отделением я гордился. Сейчас его нет, но, по моему мнению, такие отделения все-таки, должны быть. Кстати, я и за границей видел, что детей лечат вместе со взрослыми. Но, дети, как я считаю, все-таки должны лечиться отдельно. Не только из-за каких-то моральных моментов, а чисто с гигиенической точки зрения. После того, как отделения не стало, я начал работать в приемном отделении – не мог смириться с тем, что больше не оперирую. А потом в травмпункте при поликлинике №5 открыли кабинет детского травматолога. И здесь я веду вторичный прием, долечиваю деток, принимаю после стационара. Моя команда здесь – просто прекрасная. Очень уважаю моих девчонок – они выручают.



- Сейчас в травмпункте вы детей так же, вместе со взрослыми принимаете. Сколько пациентов в день бывает? Тяжелая нагрузка на травмпункт?

- Как я уже говорил, я веду вторичный прием, так сказать, уже долечиваю. Тем не менее, по нашей статистике, в день бывают и по 60 пациентов, а то и больше. Нагрузка, конечно, большая, в том числе, и для самих пациентов. Все-таки, один единственный травмпункт на полумиллионный город - это маловато, мягко сказать. Хотелось бы, чтобы еще один травмпункт появился в другой части города, чтоб людям добираться было удобнее. А в идеале - еще один травмпункт и отдельно - детский травмпункт. Надеюсь, это когда-нибудь случится.



- Дети 30 лет назад и сейчас - когда травмы получали чаще?

- Примерно одинаково. Изменилось другое - раньше дети часто падали с деревьев и гаражей, сейчас по ним никто не лазит. Сейчас падают с электросамокатов, гироскутеров, мопедов и тому подобное. Травмы от этого получают более серьезные.



- В сезон количество пациентов увеличивается?

- Конечно. Многие отдыхающие едут с детьми. А это - ушибы о камни, воду, падения, порезы. Тут все стандартно. Помогаем всем.



- Есть ли универсальный совет для родителей/близких/окружающих ребенка, который получил травму?

- Если раньше, скажем, на соревнованиях кто-то потянул ногу, и тренеры пытались что-то дернуть, то сейчас этого нет. Менталитет изменился. И тренеры, и родители, и просто друзья сразу везут пострадавшего в больницу/травмпункт. И это правильно. А совет хочу дать родителям: никогда не ругайте ребенка с травмой. Ему и без этого больно. Поддержите, обнимите. А когда уже начнет поправляться - тогда и проводите воспитательную работу. Я раньше сам думал, что во всем виноваты родители: не досмотрели, лишнего позволили. Позже я понял, что не надо пытаться понять «почему и как?». Нужно просто оказать помощь. Взрослым не понять детей, они - как стихия. Вместе с тем, мы сами были детьми. Потому, просто обязаны поддерживать своих детей.



- Совсем недавно в школах пошли выпускные, и многие выпускники сейчас решают, кем быть. Что бы Вы посоветовали тем, кто собирается стать врачом?

- Во-первых, хотелось бы, чтобы вознаграждение за это было соответствующим, чтобы во время спасения жизней, была возможность думать только о пациенте, а не о том, как прокормить семью. Хочу сказать, что будущим врачам нужно запастись терпением: придётся очень много трудиться, чтобы добиться признания, достатка, опыта. Но оно того стоит. Ни с чем не сравнимо то чувство, когда тебя искренне благодарит не только маленький человечек, которого ты избавил от боли, но и его мамы и папы, дедушки и бабушки. И ещё, я искренне убеждён, что врачом нужно именно родиться. Очень многих я знаю ребят, которые пошли в медицинский институт, но врачами им стать было не суждено. Из них получились бы великолепные математики, хорошие физики… А если это ваше призвание, то вперед! Я медицине в своей жизни никогда не изменял. И я счастлив!

Оператор Дмитрий Хмельков

Анна Кистрица

 

Новости на Блoкнoт-Новороссийск
2
0